promo

понедельник, 18 марта 2013 г.

НАСИЛИЕ НАД СОБОЙ

Интересный феномен: есть люди, для которых привычно и нормально находиться в некомфортном для себя состоянии. Им можно предлагать более щадящие условия работы, заботливые отношения, более просторную жилплощадь, но они всё равно себя притеснят, они не успокоятся пока не придут в нормальное для себя чувство равновесия - им наиболее привычно испытывать ощущения надрыва, изнасилованности, быть чересчур уставшими или пожертвовавшими чем-то.

Если на предыдущей работе ей платили гроши за каторжный труд, то на новой работе с удовлетворительной зарплатой она будет работать за троих, спасать фирму при любых форс-мажорах и работать по выходным. Многие старательные, но не очень счастливые жены, проклиная мужа и обливаясь потом, регулярно отдраивают весь дом до блеска, при том, что это не очень важно ни для него, ни для нее. Он был бы рад видеть жену счастливой, но она может заботиться о нем, только мучая себя.

Своеобразный мазохизм - получение удовлетворения от страданий. Непрошенные гости становятся для человека постоянным явлением, когда вторжение в его личное пространство считается нормальным делом.

Откровенность против доверия

Например, на психологических группах у участников можно увидеть две стратегии. Одни, начиная говорить о чем-то личном, руководствуются тем, возникло ли у них приятное чувство доверия и желание поделиться чем-то более важным, а другие следуют правилу "кто, если не я", "всё равно неприятно раскрываться, так пусть хоть побыстрее тогда всё про меня узнают". Самопринудительный "душевный стриптиз" редко вызывает приятные ощущения, когда остальным еще даже не успели предложить "снять верхнюю одежду".

Ведь так несложно, порой, сделать обстановку для себя же, более теплой и доверительной - достаточно бывает попросить у других участников рассказать свои впечатления, обратную связь, услышать их отзывы, похожие истории, почувствовать себя комфортно - но всё это мираж оазиса в пустыне, если человек привык к лишениям, неудовлетворенности и вторжению в его личное пространство.

Есть те, кто, заметив своё такое свойство, склонность испытывать дискомфорт, отбросят его прочь и помчится утолять свою жажду жизни. Но есть и те, кто не готов отказаться от этого трофея, неприкосновенного достоинства уметь жить в лишениях. Зря, что ли он всю жизнь работал на нелюбимой работе, зря, что ли она всё отдавала детям и, молча, не жалуясь, исполняла супружеский долг? Как же это, что все страдания насмарку? Положить знамя и пойти дальше?

Нет, проще решить, что без насилия над собой в жизни ничего не добиться. Помню, как преподавательница в одной театральной школе не без гордости говорила, как они помогают людям ломать себя, учиться, например, громко говорить или кричать со сцены. Действительно, идея о том, что добровольная жизнь по принципу удовольствия до добра не доведет, очень популярна. Есть и те, кто живет, исходя из принципа анти-удовольствия. Чтобы чего-то стоящего добиться, нужно, мол, обязательно ломать себя, переступать через себя и т.д.

А ведь усилия и насилие над собой – это совершенно разные вещи. Если человеку, который борется со своей некоммуникабельностью, разрешить не общаться (с незнакомыми людьми, с противоположным полом, с родственниками), когда не хочется, то он, как минимум, перестает вести себя неестественно. А если потом осознает, что общение это то, чего ему не хватает, он уже добровольно и энергично идет к своей цели. Даже если для этого требуется немало усилий. Значительно приятнее двигаться к цели, когда она твоя.

Вы не могли бы меня изнасиловать? А то мне так одиноко... Как пишет Эрих Фромм, мазохизм – это пассивная форма симбиотического союза, то есть, возможность избежать невыносимого чувства изоляции и одиночества, став неотъемлемой частью чего-то или кого-то. Пусть и ценой страданий. "В противоположность симбиотическому союзу, любовь – это единение при условии сохранения собственной целостности, индивидуальности. <...> В любви имеет место парадокс: два существа становятся одним и остаются при этом двумя" (Эрих Фромм "Искусство любить")

Какую именно цель преследует человек, бессознательно выбирая чувство дискомфорта: наказывает ли себя за что-то или таким образом получает власть и контроль над теми, кто от его страданий зависит? Раз он несёт это знамя, значит оно ему зачем-то нужно. Увы, сложности возникают не только у тех, кто привык себя притеснять. Дело в том, что у собеседника есть шанс занять лишь две роли – он либо работает за двоих, заботясь, либо насилует, сам о том не подозревая.

В итоге: истории о том, когда девушка "искренне" соглашается на секс, хотя не хочет и не готова. А он потом понять не может, почему она грустная – и шансов понять у него нет. Она уже привыкла к тому, что секс – это холод и невнимательность, которые нужно перетерпеть, и как он ни заботься о ней, восстановить ее границы комфорта за нее он не может. Это касается очень разных ситуаций и довольно утомительно: почему-то не очень хочется заниматься ни садизмом, ни гипер-опекой. Поэтому я часто говорю на группах: "Вы следите сами за своей безопасностью, не стоит делать то, что вам не дискомфортно. В этом нет никакой пользы и ценности. Свои границы человек должен охранять сам, потому что чувствует их только он".

Автор: Елена Заитова. Magazinplacebo на жж

Комментариев нет:

Отправить комментарий